Все проблемы аграрного рынка актуальны до тех пор, пока США и Китай не найдут реальное решение в своем споре - Мэтт Аммерманн (АПК-Информ: ИТОГИ №1 (55))

Источник

АПК-Информ

710

 

 

 

 

Согласно свежему отчету о глобальных рисках специалистов The Economist Intelligence Unit (аналитический отдел The Economist*. – Прим. авт.), в 2018 году мировая экономика столкнулась с самым высоким уровнем рисков за все предыдущие годы. Как это отразилось на развитии аграрного рынка в целом? Стоит ли участникам сельскохозяйственной отрасли паниковать раньше времени или все не так плохо, как кажется на первый взгляд? На эти и другие вопросы ответил вице-президент INTL FCStone (рынки Восточной Европы и Причерноморья) Мэтт Аммерманн.

 

- Подводя итоги 2018 года, как Вы можете охарактеризовать макроэкономическую ситуацию и ее влияние на мировой аграрный рынок?

- Макроэкономическая ситуация в мире в прошлом году складывалась преимущественно на фоне торговых отношений США и Китая. Эти события существенно отразились на экономике в целом, оказав значительное влияние на развитие многих отраслей промышленности. Практически все изменения товарных фьючерсов, спотовых рынков, мировых фондовых и валютных рынков можно смело связывать с настроениями и результатами американо-китайских переговоров. Несмотря на то, что эта ситуация не изменила спрос в целом, она существенно повлияла на распределение торговых потоков в глобальном масштабе. К концу года отмечалось «потепление» отношений между двумя главными мировыми игроками. На данный момент ситуация носит более позитивный характер, чем раньше. Но, можно с уверенностью сказать, путь восстановления этих самых отношений довольно-таки длинный.

 

- Какие основные тенденции мирового рынка зерновых и масличных Вы можете выделить?

- Говоря о развитии мирового рынка в 2018 году, в первую очередь, хочу отметить рост по кукурузе на уровне 6,2%. Отсрочка старта посевной кампании в США компенсировалась благоприятной погодой в летний период, что способствовало получению рекордной урожайности, которая, однако, все же ниже прогнозируемой. Украина закончила год с рекордным производством и, вероятно, будет иметь такой же рекордный экспорт. Урожай в Бразилии был относительно невысоким, что сыграло на руку США и Украине. Хотя торговая война между США и Китаем по-прежнему касается преимущественно соевых бобов, но кукуруза страдает не меньше.

Соевые бобы на мировом рынке закончили год на понижательной ноте – -8,2%. Шрот продемонстрировал снижение на 2,4%, масло – на 21%. Что касается США, то здесь отмечается рекордная урожайность сои вместе с рекордным производством и рекордными переходящими запасами. При этом торговая война США с покупателем №1 в мире – Китаем – стала преимуществом для Бразилии, учитывая высокий урожай сои, который был собран. Как я уже говорил выше, ситуация с США и Китаем завершилась в 2018 году на позитивной ноте, большим количеством переговоров, которые еще предстоит провести. При этом мировые продажи сои также достигли высоких показателей.

Пшеница закончила год преимущественно в плюсе: мягкая краснозерная озимая пшеница подорожала на 23,9%, твердая краснозерная озимая – на 12,6%. При этом твердая краснозерная яровая пшеница подешевела на 12,5%. Котировки на бирже MATIF выросли на 28,5%. Основное внимание по-прежнему приковано к тому, как причерноморской зерновой удается конкурировать со спросом на пшеницу других поставщиков. Поскольку производство в России сократилось на 18%, а темпы экспорта демонстрируют замедление, возникает вопрос: кто заменит столь влиятельную Россию на зерновом рынке, когда мы войдем в рабочий ритм 2019 года? Все помнят о проблемах в общении Украины и России. В текущем году это напрямую касается урожая пшеницы. Только вспомните, как отобразили Facebook и новостные агентства правду о заявлениях министров сельского хозяйства, при этом детали у самих министерств были у каждого свои.

У Австралии и США наблюдались погодные катаклизмы, которые отразились на развитии рыночной ситуации. В Причерноморском регионе стоит ожидать рекордных посевов пшеницы, в то время как в США, напротив, показатели могут достичь 110-летних минимумов. Для Аргентины 2018 год закончился обильными осадками.

 

- Основным вопросом в 2018 году стала торговая война Китая и США. Как, по Вашему мнению, это отразится на перераспределении сил в зерновом и масличном комплексе?

- Если вы посмотрите на развитие зернового и масличного комплекса в Китае, то здесь произошел серьезный сдвиг в торговле, а именно в закупках соевых бобов бразильского происхождения. Как известно, помимо США, Бразилия является единственным крупным поставщиком сои в мире. Причерноморские страны также находятся под постоянным воздействием внешних факторов, будучи в рейтинге ключевых поставщиков. Но все это временно, скажем так, актуально до тех пор, пока США и Китай не найдут реальное решение в своем споре.

На протяжении десятилетий Китай придерживался стратегии диверсификации поставщиков, а эта торговая война заставляет его отступить от своих принципов и полагаться лишь на тех поставщиков, которые могут заменить США.

При этом вполне реально предположить, что в долгосрочной перспективе Китай пересмотрит свое отношение к торговле с США, поскольку необходимость в американских сельскохозяйственных товарах все же достаточно велика. Да, можно не согласиться с моим мнением, указывая на рост мирового урожая в целом и растущие возможности поставщиков. Но в случае глобальных погодных катаклизмов, будь то засуха, различные погодные явления и т.п., вполне вероятно сокращение мировых поставок. А это произойдет обязательно, скажем так, вопрос времени. И тогда Китаю потребуется полная диверсификация. Торговая война заставила Китай искать товары не из США, и, в свою очередь, экономика подтолкнула американский рынок к закупкам товаров некитайского происхождения. При этом очень интересным моментом стало решение Аргентины поставлять свою сою в Китай, а для собственных нужд импортировать американскую. Лишь цена в данном случае играет роль.

 

- Как Вы можете оценить степень влияния геополитических факторов на развитие сельскохозяйственной отрасли в прошлом году?

- Что касается прямого влияния на агропромышленный комплекс, то в Причерноморском регионе отмечался ряд проблем в связи с геополитическими изменениями. Кроме того, всем известная торговая война между США и Китаем у всех на устах. Однако, помимо этого, было достаточно «геополитического шума», который никоим образом не повлиял на торговлю сельскохозяйственной продукцией. Вот лишь некоторые из событий: реструктуризация НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле. – Прим. авт.) в USMCA (Соглашение США, Мексики и Канады), которое приведет к более свободным рыночным отношениям, более справедливой торговле и устойчивому экономическому росту, по мнению правительств ряда стран. Встреча президентов США и Северной Кореи летом 2018 года, главной темой которой стало ядерное разоружение КНДР. Но это лишь часть событий, которые могли бы повлиять на развитие рынка.

 

- По Вашему мнению, валютный фактор по-прежнему находится в числе ключевых или его влияние на развитие рынка ослабло?

- Несмотря ни на что, валютные изменения всегда будут превалировать при формировании цен на сырьевые товары. Но на сегодняшний день нет оснований полагать, что валютный фактор является повышательным. Если посмотреть на такие страны, как Бразилия, Китай, Россия, ЕС, США, – вся политика ФРС (Федеральная резервная система США) в отношении них вполне открыта и доступна. При этом уровень политической нестабильности в этих странах также стал немного меньше. Страх непонимания и отсутствия полной осведомленности о действиях ФРС не так силен, как это было в течение последних несколько лет. Все понимают, чего ожидать, и уже не так реагируют на любые валютные изменения.

 

*The Economist — англоязычный еженедельный журнал новостной направленности. Принадлежит британской медиакомпании The Economist Group. Публикуется в Великобритании с 1843 года. В 2012 году тираж превысил 1 600 000 экземпляров, более половины которых были проданы в Северной Америке

 

Беседовала Ирина Озип

Реклама

Вход